Стихи о глине и гончарах

ЛЕПКА

Я возьму кусочек глины,

Разомну его в ладошках.

Захочу слеплю пингвина,

Или лошадь,или кошку.

Глина так в руках послушна -

хочешь ты её катай,

Сглаживай,вытягивай,

Ну хоть что изображай!

Я слеплю сейчас утёнка

Вместе с мамой-уткой,

Маму-мышь и папу-мышь

С мышонком малюткой.

Овощей слеплю корзину,

Торт,конфеты,шоколад.

Зачем ходить по магазинам,

Ведь дома фабрика и сад!

                 (Л.Орлова)

Мягкую, вязкую глину возмем,

Шлепнем-пошлепнем, чтоб стала послушной…

Лепим-прилепим, месим и мнем,

Вот показались гномика ушки.

 

Вот – его носик, а вот – его рот.

Вот – его бровки, а вот – его глазки.

Глина от пальцев силу берет,

Чтоб рассказать нам веселую сказку.

 

Глина, конечно, из грязи взялась,

                            Но, обжигаясь в печи, как посуда,

                            Дождик забыла, слякоть и грязь,

                            И превратилась в фигурное чудо!

                                                     (А.Пастернак)

Взял Мастер сырой и холодный ком глины,

Ладонями стал разминать

И грубые камни, и ниточки тины,

Попутно, с неё удалять.

Он гнёт её, крутит, а глина вздыхает:

Ох, больно, довольно, оставь!

Она веществом своим не понимает,

Не ведает жизни устав.

А Мастер водой её сбрызнул обильно,

К гончарному кругу поднёс

И начал кружить её быстро... и сильно 

Сдавил, сбросив капельки слёз.

Здесь глина взмолилась:Оставь, умираю!

Но Мастер с улыбкой сказал:

Терпи, дорогая, я лишь начинаю

И быстро кружить продолжал.

Окончилось это, Он ручку приделал,

Давил и легонько щипал

И песню красивую так, между делом,

Он тихо себе напевал.

Красивая форма внутри и снаружи,

Всё гладко-ни камней, ни мха,

И Мастер сказал:Больше круг нам не нужен.

А чашка - вздохнула слегка.

Но вот Он берёт её ласково, нежно

И снова куда-то несёт...

Развеялись мысли её безмятежные,

Ведь в жизни опять поворот.

Чтоб форма хранилась, вас нужно обжечь-

С такими словами несёт её в печь!

Ох, жарко, спасите, я силы теряю,

Печёт невозможно и я умираю!

Но Он улыбнулся , такое сказав:

Терпите, терпите,- такой здесь устав

И после-в печи чашка тихо стояла

И поняла, вдруг - ведь она здесь крепчала.

Окончилось это, Он чашку достал,

Поставил на стол и опять что-то взял...

Он краски разводит, она ожидает,

От резкого запаха сердце сжимает.

Он красит её, эта краска печёт

И тело опять как огнём обдаёт.

И чашка взмолилась:Оставьте, мне больно

Но Он продолжал, улыбаясь довольно.

Рисунок на славу-цветы и кайма,

Потом ты довольна им будешь сама.

Подсохла немного, но это не всё,

И снова Он в печь эту чашку несёт.

Она закричала: Сюда не хочу!

Но Он улыбнулся, подобно врачу...

Ещё пол-часа - и окончен процесс,

И к чашке красивой - у всех интерес.

                            (А.Назаренко)

Рожденная из недр земли земля,

Земля, что просто глиною зовется,

В порыве творческом свободно

разольется.

Возникшая из недр земли земля.

 

Огонь сверкающий ту глину опалит,

Огонь, что в глубине земли мерцает,

Что созидает все и разрушает.

Огонь живой ту глину опалит.

 

И заблистает вечность в звонком

сплаве том,

В том сплаве, что керамикой зовется.

Огонь с водой в объятии сольется,

Чтоб засияла вечность в хрупком

сплаве том...

 

Ты так податлива, упруга и тепла,

В ладони, словно птица, прилетаешь.

Росу с них пьешь и форму обретаешь,

Всегда изменчива, коварна и вольна.

 

Добытая  из  недр земли земля,

Которую мы глиной называем,

В свободных, чистых формах оживает,

Чтобы, застыв, опять уйти в века!

                           (Автор неизвестен)

 

Слышал я: под ударами гончара

Глина тайны свои выдавать начала:

"Не топчи меня! - глина ему говорила. -

Я сама человеком была лишь вчера".

---

Сей кувшин, принесенный из погребка,

Выл влюбленным красавцем в былые века.

Это вовсе не ручка на горле кувшинном -

А обвившая шею любимой рука.

                            (Омар Хайам)

 

Размял гончар в ладонях глину, 

Отмерил ровно половину. 

И поработав от души 

Красивый вылепил кувшин. 

А через несколько часов 

Другой такой же был готов 

«Теперь, - сказал, - извольте братцы, 

Вот в этой печке обжигаться». 

И пригрозил: «Смотрите мне, 

Пробудьте два часа в огне». 

Один кувшин шагнул в огонь, 

За печку спрятался другой; 

А после к сроку втихомолку 

Полез с приятелем на полку. 

Когда ж налили их водой 

То дело кончилось бедой: 

Один кувшин, что был в печи 

Стоит спокойно и молчит 

А наш хитрец через часок 

Заныл, потёк, обмяк в комок. 

Надёжен будет только тот, 

Кто в жизни сквозь огонь пройдёт...

                      (Автор неизвестен)

В доме горшечника - глина, кружало… 

Лепит горшечник из глины сосуд. 

Трудится Мастер. Забыл Он про жалость, 

Глины комок пальцы давят и мнут. 

Если бы взялся неопытный кто-то - 

Глина осталась бы грязи куском. 

Трудится Мастер. Он знает работу: 

Полон сосудов горшечника дом. 

Глина под пальцами стонет и плачет: 

"Лучше бы глиной вовеки лежать!" - 

Сделать сосуд невозможно иначе, 

Только вот так - глину пальцами жать. 

Мастер склонился над кругом гончарным…. 

Он не волнуется и не спешит, 

Времени, кажется, не замечает… 

Что за сосуд Мастер сделать решил? 

Он не искал чьих-то умных советов, 

Ни от кого Он подсказки не ждал. 

Лепит из глины, руками согретой, 

Что за сосуд? - Никому не сказал. 

И очертанья уже появились…. 

Форма, изящество линий… Кувшин! 

Пальцы кружились, кружились, кружились… 

Мастер работу почти завершил. 

Глина от этой работы устала: 

"О, поскорей бы закончился труд!" - 

Мастер трудился, а глина не знала, 

Что на глазах превращалась в сосуд. 

Он становился все глаже и глаже… 

Чудо! - в кувшине жила красота. 

Глина вздыхала: "Когда же, когда же?" - 

Но для горшечника - что-то не так. 

Мастер смотрел. Он задумал другое: 

Без сожаленья кувшин вмиг был смят. 

Глина кричала: "Да что же такое? 

Рядом на полках кувшины стоят. 

Чем я была хуже тех или этих? 

Я не хочу возвращаться на круг…" - 

Мастер все слышал. Но Он - не ответил, 

На пол Он глину не бросил из рук. 

И началась вся работа сначала… 

Сколько терпения Мастер имел! 

Снова склонился над кругом гончарным…. 

Ночь за окном, но Он спать не хотел. 

Теплые пальцы… Простое кружало… 

Как бы работа была ни трудна, 

Глина смирилась, и - мягкою стала. 

"Я - потерплю…" - прошептала она. 

И завершится работа к рассвету… 

Глины комочком я - в Божьих руках. 

Больно сосудом стать. Знаю об этом. 

Мастер Свои мне откроет секреты - 

Что за сосуд будет там, в небесах?

                      (Автор неизвестен)